Казимерас Юрайтис и Гинтаре Бакунайте (видео)

Гинтаре Бакунайте журналист новостного портала «Дельфи»

– Вам звонит журналист Гинтаре Бакунайте из новостного портала «Дельфи». Я звоню вот по какому вопросу. Вижу, что Вы зарегистрировались как претендент в кандидаты на выборы президента. Так я бы хотела спросить – что побудило выдвинуть себя кандидатом?

— Побудил тот факт, что отсутствует альтернативная мысль в списке кандидатов. Мысль!

— И какие основные аргументы, что Вы хотели бы сделать, изменить в Литве, если стали бы президентом?

— На мой взгляд, надо исправлять саму систему управления государством. Потому что эта система очевидно извратилась, потому что молодое государство, недемократическое, а играем, словно оно демократическое. Ну и последнее – показал приход «крестьян». Люди вроде бы ожидали, что те будут отстаивать их интересы, но извращено до того, что даже те, кто сами инициировали референдум, например, о языках, и те стали совершенно противоположными. Не говоря уже о продаже лесов, о законе о насилии в отношении детей, а высказывались совершенно противоположно. И на мой взгляд это потому, что нет традиций демократического правления, а так как литовский рынок перераспределили, то Сейм (парламент) выполняет роль марионеток. А основной хозяин, это, понятно, крупный капитал, которому неважно, кого финансирует – правых, левых, главное, чтобы система работала. Ну и получается так, что никаких ценностей нет, идей нет, партии все одинаковые. Что с того, что называются «соцдемами», если они не социал-демократы? Что с того, что называются «Союз Отечества» (якобы консерваторы), если они не консерваторы? По сути, все являются либералами, и все, Сейм, грызутся между собой за место у кормушки с европейскими дотациями… Насчет бизнеса. Всем управляет капитал.

Трагедия в том, что при такой системе, когда капитал соревнуется, они не обращают внимания на тех, кто их, по сути, кормит. А кормит-то самый бедный слой населения. Как бы там ни было. И когда окончательно приведут этот слой к обнищанию, ну, скажем, беднейший слой – пенсионеры, или работающие, из которых самые активные улетучились, а оставшиеся получают минимальную заработную плату, в Европе меньшей и нет, так вот, получится, что когда этих доведут до обнищания, то они сами задохнутся, так как не останется рынка. И тогда получится, что будут вынуждены принудительно завозить эмигрантов или еще кого, так как пустым место не может быть, рухнет весь экономический механизм. Потому что он ведь держится на жителях, как бы там ни было.

Ну, и получается так, что нет иного пути, как вырывать ногти, скажем, особо скупым предпринимателям, начать какое-то регулирование. За это мой первый и главный лозунг – я разгоню Сейм. Распущу Сейм. Но это не означает, что в самый первый день декретом распущу Сейм. Попытаюсь договориться. Именно объясняя то, что Вам теперь объясняю. Предприниматели в большинстве поймут, что в таком стиле они сами себе роют яму, и скоро нас не останется, о чем тут говорить?! Самый крупный кризис вообще в политической жизни…

— Вы упомянули политические партии, так каковы Ваши политические взгляды?

— Я националист консервативных взглядов с духом либерализма, более или менее, иногда даже анархизма. Но вообще-то, если на позициях ближайшего времени, либеральных взглядов, но на дальнюю перспективу, без сомнения – консервативных, национальных, так как…Ну, это актуально, как торговая марка. И последнему либералу должно быть понятно – чем более отличительная торговая марка, если говорить о товаре, не говоря уже о государстве, ну, чем более отличительная торговая марка, тем успешнее можно конкурировать.

Но если касается основополагающих взглядов, то «консервативный националист». Но так как извращены понятия, то скажу – «националист», так как сразу в голове эти всякие скинхеды с факелами, они извратили это понятие. Если скажу – «консерватор», то сразу в голове «Союз Отечества», ну это абсолютно не соответствует. Поэтому… Скажешь – «либерал», то всё можно, рынок всё отрегулирует… Ну это тоже нет. Всего понемногу, но преобладает консервативная национальная самоидентификация.

Но это опять же не мешает тому, казалось бы, несовместимому понятию, как, скажем, возьмем, стариков. Если старичок, скажем, 80-ти лет, не пользуется современными технологиями Интернета, ну что, он станет старичком таким в деревне, закроется, а прогрессивный, так он обязательно будет пользоваться и Интернетом, и Скайпом, с детками своими поговорить. Так, например, в масштабах государства я бы себя считал хоть и консервативным националистом, однако это не означает, чтобы закрыться от мира, как раз призывал бы идти в Евросоюз, взять от него всё возможное – именно от сильного Евросоюза.

— Так вот как раз и хотела бы спросить о внешней политике, одна из основных областей, где президент на самом деле играет важную роль. Какова Ваша позиция по этому вопросу? Что намереваетесь сделать, если станете президентом?

— Прежде всего возобновить диалог с соседями. Диалог. Понятно, с Россией и Белоруссией. Теперь же абсолютно никакого диалога нет. Если говорить о стратегической долгосрочной позиции, то как я сказал полгода назад, когда 8 марта я обращался к Бундестагу в Германии. Я уверен, что Литва могла бы играть роль лидера в установлении мирной зоны от моря до моря, это еще по идее Пилсудского, чтобы была мирная буферная зона, и для всех это было бы очень хорошо, как Евросоюзу, так и России. Чтобы здесь была такая демилитаризированная зона. Далее, если говорить о внешней политике, между прочим, визит Паксаса в Москву, почти слово в слово он повторил, исключая о Калининградской области, о чем я не говорил.

Далее, что касается отношений с Евросоюзом, то возможны только два пути: либо сильный Евросоюз, либо вообще никакого. Я склонен видеть сильный Евросоюз, со всеми атрибутами. То есть с армией… Теперь о государствах. Мы теперь имеем только иллюзию, но не практические инструменты, ни валюты, ни банка, ни таможни, ну, не имеем основных инструментов. Памятника Витису – и того не позволили построить. Так значит, мы этого не имеем. Только изображаем, что имеем.

И так живем иллюзией, но не можем пользоваться нормальными ресурсами. Если мы снимем розовые очки и признаем, что мы хотим быть в Евросоюзе, то в Евросоюзе нас по сути никто не представляет. Ведь уже 4 каденции – что они там делают? Даже квоты на молоко, выплаты для земледельцев в 4 раза меньшие, ну никто не представляет нас. Так если мы не способны взять от Евросоюза всего, что он может дать, то какой может быть разговор о равноправии? А если играть за Евросоюз, то уверенно можем достичь хотя бы среднего какого-то европейского уровня. Для этого необходимо придерживаться международных обязательств, по которым… Скажем, есть теперь статьи, появились, что якобы консерваторы собираются увеличить пенсии. Неправда! Никто не собирается их увеличивать, мы только хотим, чтобы выполнялись обязательства. Тут вопрос не об увеличении идет. А о том, чтобы прекратили врать и платили бы пенсионерам такие деньги, которые обязались выплачивать! Так минимальная пенсия должна была бы быть 417 евро. Минимальная! Литва обязалась это, письменно! И это умалчивают, врут, куда-то деньги пускают… Так, может, восстановить какой-то правовой порядок, в конце концов, на чем будем основываться, все равно ведь на каких-то международных обязательствах.

Так вот, грубо говоря, если о внешней политике… Демилитаризация этой зоны, федеральное устройство армии. Тогда автоматически отпадает вопрос о том, что по всей Европе идут споры о принадлежности НАТО. Если имеется сильная федеральная армия, тогда отпадает вопрос о НАТО, мы становимся, более того, ядерной державой, так как Франция ядерная держава. И автоматически нам не грозит никакая война, даже потенциально. Тогда освобождаются гигантские средства, потому что требования вооружаться идут только со стороны НАТО. Если мы создаем общую федеральную армию, то тогда автоматически отпадает вопрос о двух с половиной процента, которые так резво обещает Карбаускис.

— Вы полагаете, что Евросоюз должен иметь общую армию?

— Так они призывают к этому! Крупные государства призывают к этому – Франция, Германия. Они за это. Теперь же основные диспуты в Евросоюзе идут по поводу чего? По поводу НАТО и федеральной армии. Тогда я бы высказался за федеральную армию. И автоматически высвобождаются гигантские суммы на социальные нужды, что мы обязаны выполнять, если мы хотим быть в нормальном Евросоюзе, а не на запасных путях, где-то там плестись в хвосте, потому что мы физически не сможем решить все вопросы. Ведь деньги же с неба не падают. Каким-то образом надо перераспределить. Нам сразу бы хватило на обеспечение безопасности.

— И еще, если говорить о внешней политике, то куда был бы первый визит, если бы стали президентом страны?

— Первый, без сомнения, был бы в Москву. Второй, скорее, в Польшу, затем к Лукошенко, по странам Балтии, пытаться отрегулировать с этими, так как Литва могла бы играть особенную роль, тем более, что я, еще с 2002 года, когда получил премию ЮНЕСКО, которая называлась «Премия мирного города». Так что все мои мысли и пристрастия имеют глубокие традиции.

— Еще говоря о правоохранительной системе в Литве, президент имеет на это немалое влияние. Как Вы оцениваете эту сферу, всё ли здесь теперь хорошо или и здесь видите, что менять?

— Всё абсолютно извращено. Тут я бы воспользовался опытом бывшего президента братской нам Грузии Саакашвили – практически надо всех уволить, а потом снова понемногу принимать, все корпуса. Судей, силовых структур. Суд. Потому что всё настолько стало коррумпированным, всё по соглашениям, по знакомству. Представьте, что даже если и судьи, и прокуроры в своих кодексах чести регламентируют употребление алкоголя. Неслыханное дело! Представьте – какого уровня! Судьи пишут, что нельзя злоупотреблять в рабочее время, а, значит, в нерабочее можно! А прокуроры написали в своем кодексе чести: «Нельзя злоупотреблять в немедицинских целях». Значит, в медицинских можно. И в рабочее время, и после работы. Ну, трагедия! Всё настолько извращено. Между прочим, очень много дел, документальных фильмов, репортажей сделали на эту тему. Ну, вот, против меня лично пытались возбудить уголовное дело, окружной судья Кажис. За то, что я написал репортаж, записал жалобу человека, записали, отсняли и опубликовали. Всё, за это уголовное дело.

Всё настолько извратилось, судьи неподотчетны никому, абсолютно ненаказуемы, если нет аргументов – руководствуются внутренним убеждением, каким-то мистическим, нигде нерегламентированным. Вся система требует перестройки. Всех бы уволил и тогда заново принимал бы – молодых, которые что-то хотят сделать из идейных соображений.

— Вы упомянули проблему алкоголя, это очень интересно прозвучало, Вы полагаете, что судьи, прокуроры на самом деле не должны бы употреблять алкоголь, ни на работе, ни после работы?

— Это дело очень трудно исправимое, потому что, по словам министра здравоохранения Вериги, половина мужчин страдает алкоголизмом. Половина! И это регламентирование, что ты запретишь употреблять алкоголь, не сделает его здоровым. Но чтобы не вписывать, не регламентировать, вычеркнуть фразу «в рабочее время», так тут природный здравый ум говорит, что так должно быть, и больше не о чем здесь говорить. Без сомнения! А тот факт, что они регламентируют, надо обязательно сказать, что как прокуроры, так и судьи, это организации алкоголиков. По описанию болезни алкоголизм, употребление в больших количествах, в зависимости от частоты, означает лишь различные стадии алкоголизма. Если они регламентируют, то они уже ограничивают употребление, что они могут употреблять даже в рабочее время. Так это трагедия, страшная. Это объединения психических больных. Официальные. Я не знаю, есть ли где в мире такие вещи, где алкоголь узаконен. Яд, как наркотическое вещество, узаконен. Так это страшно.

— Было бы интересно узнать, чем Вы занимаетесь в настоящее время, чем, как говорится, зарабатываете на хлеб и какая Ваша основная деятельность?

— Моя основная деятельность, в настоящее время, сегодня я должен забрать удостоверение о курсах помощника по уходу за больными, я с 10 декабря… Я думал, что самой востребованной профессией ближайшего будущего станет именно уход и опека. Четверти нашего населения, даже трети. Это пенсионеры, пожилые люди, потому что 35 тысяч получают пенсию менее 200 евро.

Так вот, с 10 декабря попросил биржу труда, чтобы послали меня на курсы, я сдал экзамен по теории, тогда каждый день работал в Вильнюсской больнице по уходу, где закончил практику, получил 10 баллов, каждый день менял памперсы, мыл, выносил «утки», ну, одним словом, всё, что полагается помощнику по уходу. Вчера выдержал практический экзамен. Сегодня должен забрать удостоверение, теперь принимаю со всего мира пожертвования для залога баллотироваться в президенты, так как залог может быть оплачен только из частных средств, публично объявил это людям, так как частных средств не имею, так половину пообещал собрать от продажи семейного имущества, а половину предлагаю людям скинуться. Ну, и посмотрим. Как будет дальше. Заберу удостоверение, буду искать работу, без сомнения, но в любом случае буду делать эту работу.

— А теперь какую работу выполняете?

— Так я Вам и говорю…

— Теперь, как понимаю, работаете, а до этого?

— До этого меня поддерживали люди со всего мира, в моей деятельности. То есть просветительской, политической, репортерской, создавали фильмы, за 4 года наша команда создала свыше тысячи репортажей и видеофильмов об исчезающих явлениях в жизни Литвы, как политических, так и социальных. Ну, с этого я не жил, но эту деятельность поддерживали. Так как нас живёт несколько семей, так семья также поддерживала эту деятельность. Ну, если говорить прямо, весь мир покрывал расходы, бензин, телефон, канцелярские расходы. А продукты, жильё – так это семья.

— Как вы полагаете, Вам удастся собрать необходимые для регистрации кандидатом в президенты 20 тысяч подписей?

— Я думаю, что если вопрос залога уже решён, и исходя из тенденции, регистрации самовыдвиженцем, по желанию заплатить залог, то я думаю, что удастся. Если будет решено, что мне надо сделать это дело. Потому что я не сомневаюсь насчет своей решимости, но исходя из того, что требуется собрать 20 тысяч подписей, то нужны примерно 250 – 300 добровольцев. Как показывает практика. Так что если соберется это количество, реально будет видно, то, без сомнения, удастся, почему бы нет?

— И последний вопрос: как Вы думаете, Вам хватит политического опыта занять такую должность?

— Думаю, тут можно повторить ленинскую фразу: «Каждая кухарка может управлять государством», но с условием – что у неё есть здоровое логическое мышление. Я в этом полностью уверен, если есть здоровое логическое мышление, продиктованное жизненным опытом, а не под влиянием неизвестно чьих внушений, то точно можно управлять государством, и тому есть доказательство. Когда было восстановлено независимое литовское государство, ни один, абсолютно ни один из новой элиты не имел опыта управления государством. Профессора, музыканты, архитекторы, писатели, по сути, мечтатели, начали управлять. Я считаю, что здоровое мышление – тут важнейшая вещь. А не опыт. Может, это даже и лучше, чтобы его не было, этого опыта. Потому что опыт от ТАКОГО управления – это отрицательный опыт. Тут надо всё заново строить, новые отношения – между властью, бизнесом, людьми. Вот если бы Вы задали другой вопрос – что сделал бы во внутренней политике, то я бы сказал. Первым делом я бы перехватил СМИ. Чтобы найти контакт с избирателями. И каждый день говорить с ними, поясняя свою мотивацию. Потому что при сломе нынешнего строя, при перестраивании, будет всяких попыток, от убить до переворотов, импичментов и так далее и тому подобное. Поэтому если нет поддержки масс, лучше и не начинать. Это первое дело. Перехватить СМИ, хотя бы государственный канал.

— Что Вы под этим имеете в виду?

— Контроль. Потому что там теперь невозможно пробиться. Даже политики не могут попасть. Например, Ваш портал «Дельфи» также управляется иностранным капиталом. А иностранный капитал что хочет, то и говорит. Не повлияешь. Общественный транслятор – это единственное средство, которым можешь как-то влиять. Восстановить отношения с нацией, массовую поддержку, а это, я на 100 процентов уверен, появится, когда начнешь по-человечески общаться, на нормальном языке. А не на языке политиков, которые болтают много, но ничего не говорят. Не поймешь – что он хотел сказать?

 Начать говорить на нормальном человеческом языке. Люди поддержат. Как будет поддержка, пытаться договориться с силовыми структурами. Чтобы, когда начнут играть в грязные игры, то была бы поддержка силовых структур. Тогда пытаться договориться с Сеймом, изложив ту логику, что вы – марионетки, что мы друг друга повырезаем, что никто не спасет. А бизнес будет легче всего убедить, так как они логикой обладают.

— Понятно. Спасибо Вам большое за комментарий.

— Спасибо Вам.

— Всего доброго!

— Пока!

Print Friendly, PDF & Email

Похожие записи

Оставить комментарий