Ландсбергис и ландсбергизм

Глава из неизданной книги В. Шведа «Нюрнберг для России?»

Для объективного уяснения общественно-политической ситуации в постсоветской Литве необходимо определить основные политические фигуры, формирующие эту ситуацию и оказывающие решающие влияние на литовскую Фемиду. В этом паноптикуме центральное место по праву займет Витаутас Ландсбергис (V. Landsbergis), бывший музыковед-профессор, преподаватель марксистско-ленинской эстетики госконсерватории Литвы, многолетний информатор КГБ Лит. ССР и бывший глава Верховного Совета Литвы (далее ВС) в 1990-1992 гг.

Вот уже без малого три десятилетия этот человек управляет Литвой, иногда официально, но большей частью из-за кулис. Это кажется невероятным, но это факт. Без уяснения основных побудительных мотивов профессора трудно понять, почему Литва, получившая при поддержке России независимость в сентябре 1991 г., все эти годы ведёт крайне русофобскую внешнюю политику.

В этой связи в настоящем исследовании немало внимания уделено личности профессора-музыковеда. У читателя может даже закрасться мысль, а не свожу ли я ним личные счеты. Признаюсь, особых личных претензий к Ландсбергису я не испытываю. Да, этот человек с вкрадчивыми манерами, гнусавым голосом и потными руками был мне всегда неприятен. Но такие не раз встречались на моем жизненном пути. Но никто из них не являлся таким средоточием коварства, хитрости, злобы и злопамятства, скрываемых приторно лукавой улыбкой, как Ландсбергис.

В этой связи на ум невольно приходит сравнение Ландсбергиса с демоническим профессором Мориарти из рассказов Артура Конон­Дойля. Возникает вопрос, может ли музыковед считаться литовским Мориарти? Внешнее впечатление от Ландсбергиса, казалось бы, говорит, такое маловероятно. С невыразительной внешностью, с гнусавым говорком, но вкрадчивый и любезный до приторности, он совсем не похож на героя А. Конон-Дойля. И, тем не менее, это так. Ландсбергис по совокупности своих преступных деяний заслужил право называться литовским Мориарти.

Пытаться реально оценить общественно­политическую и правовую ситуацию в Литве без учета влияния на неё этого главного политического персонажа невозможно. Поэтому следует рассказать о псевдоправовой системе, которую Ландсбергис и его клан сумели создать в Литовской Республике (далее ЛР) для своего властвования.

В современной Литве вот уже 27 лет насаждается миф о героической роли литовского «Саюдиса» и его лидера В. Ландсбергиса в обретении Литвой независимости в 1990-1991 годах. Базовым элементом этого мифа являются январские события 1991 г., в ходе которых ВС Литвы под руководством профессора якобы организовал героическую оборону «независимой» ЛР от «советской агрессии». С этой целью январские события возведены в Литве в ранг исторического события, сравнимого с Октябрьской Социалистической революцией 1917 г. в СССР. Этот миф позволяет находиться у власти элитарной группе литовских националистов, прорвавшейся к власти в период 1988-1990 гг., которую возглавляет упомянутый В. Ландсбергис.

Вот как первый лидер «Саюдиса», известный литовский писатель и общественнно-политический деятель Витаутас Петкявичюс (V. Petkevičius) в своем знаковом интервью газете «Обзор» (14.10.2002 г.) охарактеризовал профессора: «Одно только слово «Ландсбергис» в Литве равноценно проклятию. Он в Литве натворил столько бед, что я даже не знаю, куда он сможет деться… Он — человек страшной разрушительной силы. Он — несчастье для Литвы.

…Мне становится страшно за будущее Литвы. Я был у истоков «Саюдиса» и видел, что с самого начала все пошло не в ту сторону. В те годы мы в «Саюдисе» решили: забываем прошлое и с удвоенной энергией начинаем строить новую независимую Литву. Вроде договорились. Ан нет! Страшно себе представить, но через некоторое время Витаутас Ландсбергис заявил: «Давайте поставим к стенке всех 200 тысяч коммунистов, и в Литве будет порядок!». Скажите, а что такое 200 тысяч человек для Литвы? Это же мужья и жены, дети, это же чуть ли не половина Литвы!».

Не вызывает сомнений, что Ландсбергис, ради достижения главной цели — господства над умами литовцев, изначально готов был пожертвовать тысячами их жизней. Фраза о расстреле всех 200 тысяч литовских коммунистов, сказанная Ландсбергисом на III съезде «Саюдиса», тщательно скрывалась, но вскоре многие литовские коммунисты, в том числе и я, узнали об этом бесчеловечном предложении.

Да, генетика берет своё. Отец музыковеда архитектор Витаутас Жямкальнис (V. Žemkalnis) в годы нацисткой оккупации проектировал еврейские гетто, которые стоили жизни 200 тысячам евреев Литвы, а его сын на III съезде «Саюдиса» без колебаний предложил расстрелять 200 тысяч коммунистов Литвы. Но эту инициативу на съезде не поддержали. К этому напомню, что В. Ландсбергис был не только активным комсомольцем (был членом комитета комсомола консерватории). Известны его попытки стать членом КПСС. Помимо этого советская власть удостоила профессора, преподававшего марксистко-ленинскую этику, немалого количества почетных званий, титулов и премий, не говоря уже о создании для него и семьи комфортных условий существования.

Тем не менее, это не помешало активному советскому коллаборационисту, или коллаборанту, как их именуют в Литве, позиционировать себя в Литве Резистентом №1, то есть «первым» сопротивленцем советской власти. Этот феномен требует отдельного исследования, иначе придется признать, что литовский музыковед, подобно профессору Воланду из романа Булгакова «Мастер и Маргарита», обладает невероятной силой гипнотического внушения на толпу.

Надо признать, что Ландсбергис пока достаточно популярен в Литве, хотя немалая часть литовской общественности успела осознать его паразитическую сущность. Многие поняли, что главная цель профессора — это Литва для Ландсбергиса, а не Ландсбергис для Литвы. Тем не менее, большинство противников профессора побаиваются открыто выступать против него. Однако существует значительная группа людей, которые не скрывают своего негативного отношения к Ландсбергису.

Прежде всего, это бывшие литовские советские диссиденты, отбывшие реальные срока в советских тюрьмах и лагерях за стремление сделать Литву независимой и демократичной. Это Людас Дамбраускас (L. Dambrauskas), Стасис Стунгурис (S. Stungurys), Витаутас Скуодис (V. Skuodis) и др. Они не приняли Литву клановой управляемой демократии, в которую её превратила постсоветская ландсбергистская элита.

Эта элита состоит из бывших советских коллаборантов или их отпрысков, получивших при советской власти удобные квартиры, прекрасное образование и путевку в жизнь. Чтобы откреститься от своего коммунистического прошлого, они объявили «крестовый поход» против всего советского. Правда, дипломы, звания, титулы и материальные блага, полученные от советской власти, они предпочли сохранить, добавив к этому ценности, созданные в советский период. Подобное поведение и всё связанное с ним в Литве именуют «ландсбергизмом».

Автором этого определения явился «патриарх» литовских советских диссидентов, вышеупомянутый Л. Дамбраускас (1921-2003). Он незадолго до своей смерти в 2000 г. в книге-напутствии будущим поколениям «Išeinančiojo mintys. Dienoraščiai» («Мысли уходящего. Дневники». Vilnius: Gairės, 2006) определил суть «ландсбергизма».

Но, прежде, несколько слов о биографии Л. Дамбраускаса, особенно на фоне тех антисоветских мифов, в которых фигурируют ужасы, якобы сопровождавшие диссидентов в Советской Литве. Да, жизнь у них была не простая, но были в ней и светлые периоды. Ярким примером этого является судьба того же Дамбраускаса. В 1945 г. за антисоветскую деятельность его, 24-летнего студента Каунасского университета, советский трибунал приговорил к расстрелу, но затем Дамбраускаса помиловали. Взамен ему пришлось 10 лет отбыть в лагере в Казахстане.

Но уже через год после освобождения Дамбраускас беспрепятственно поступил в Московский политехнический институт. Успешно его закончил. В 1969 г. в институте точной химической технологии МГУ им. Ломоносова ему позволили защитить кандидатскую диссертацию. Впоследствии Дамбраускас стал автором 50 научных работ, 21 из них была признана изобретениями. Но Дамбраускас остался активным борцом за независимую Литву. В 1984 г. он вновь был осужден к 3,5 годам тюрьмы и 2 годам ссылки.

После освобождения Дамбраускас вернулся в среду диссидентов, так как целью его жизни было и оставалось восстановление подлинно независимой и демократической Литвы. Подобная позиция вызывает уважение. События, произошедшие после провозглашения 11 марта 1990 г. Литвой независимости, разочаровали Дамбраускаса. Вместо эры демократии, по его мнению, в республике восторжествовала эра «ландсбергизма».

Для того, чтобы читатель в полной мере осознал степень тлетворного, негативного влияния «ландсбергизма» на постсоветскую Литву, прежде всего, обращусь к книге статей и интервью «Dar kartą apie lansbergizmą» («Еще раз о ландсбергизме»), изданную в 2012 г. издательством «Politika». В этой книге представлены оценки трезво мыслящих граждан Литвы о сути этого явления и его негативных последствиях для республики.

Открывается книга большой статьей составителя книги, журналиста и зам. редактора газеты «Laisvas laikraštis» (Свободная газета) Юозаса Иванаускаса (J. Ivanauskas). Она так и называется «Dar kartą apie lansbergizmą». В ней представлены важнейшие цитаты из вышеупомянутой книги Л. Дамбраускаса. Это не случайно, так как создание книги о ландсбергизме, отмечает Ю. Иванаускас, было обусловлено мыслями, навеянными книгой Дамбраускаса.

Что же писал Дамбраускас о «ландсбергизме»: «…Ландсбергизм не является политической партией единомышленников. В нем находят место люди разных политических мировоззрений и политических взглядов, которых объединяет безграничное стремление к власти и такое же корыстолюбие. Ландсбергизм — это политическая накидка, прикрывающее аферистов, желающих любой ценой разбогатеть, программа их деятельности. Поэтому представлять Ландсбергиса «рядовым», ничего не значащим политиком, как это предлагает Арвидас Юозайтис, значит преуменьшать ущерб, нанесенный Литве Ландсбергисом.

В каждом политическом хаосе расцветают группы политиков, которые стремятся не только пользоваться этим хаосом, но и создать свой порядок, что и произошло в Литве при крушении советской империи. Творцы коммунистического рая, подойдя к обусловленному концу, не ушли из активной политики, а перекрасили фасад новых реформ в другой цвет, оставшись и далее руководить на «демократических» началах. Поэтому до сих пор барахтаемся в болоте независимого государства, не понимая, что идеологи этого государства — те самые политические аферисты, которые в советской империи почти достигли вершин светлого коммунистического завтра»

…Литве требуется не десоветизация, а деландсбергизация, которая на деле является продолжением советизации, только более быстро и в более широких размерах уничтожающая Народ и Человека. Появление ландсбергизма продемонстрировало трагизм положения Литвы. Ландсбергизм это не только партия Консерваторов. Это и не скопище единомыслящих овец вокруг своего лидера, а хорошо организованная сеть политических аферистов, преследующая цель опутать граждан ложными ценностями.

…Возможно, кому­то покажется, что я слишком преувеличиваю значение личности Ландсбергиса. Но он слишком глубоко внедрился в нашу историю. Игнорировать его невозможно. Ландсбергис принёс Литве столько вреда, что литовцы будут вспоминать это не одно десятилетие. Тем более, что ставить точку эпохе Ландсбергиса ещё рано. Эта личность, даже уйдя из активной политики, вряд ли сможет не вредить Литве.

…Жаль, что сторонники Ландсбергиса не осознают, какой Литве он служит. Литва Ландсбергиса — это не та, за которую литовские партизаны жертвовали жизни. Его Литва — есть издевательство над резистентами. Его Литва — это Литва узаконенного бандитизма, безработных, нищих и самоубийц». (Dar kartą apie lansbergizmą. С. 344-345).

Примечание. Арвидас Юозайтис (A. Jozaitis), доктор философии, дипломат, бывший спортсмен, бронзовый призер Олимпиады в Монреале (1976 г.) В 1980-х года был весьма популярен в Литве не только, как спортсмен, но и, как молодой перспективный политик. В 1988 г. он наряду с писателем Витаутасом Петкявичюсом являлся лидером Литовского движения за перестройку «Саюдиса». Петкявичюс видел в нем будущего президента Литвы. Юозайтис покинул «Саюдис» в знак неприятия политики Ландсбергиса. Резистент дословно – сопротивленец от лат. resistentia – сопротивление. В Литве так называют тех, кто в 1944-1953 гг. скрываясь в лесах, воевал против советской власти.

О Ландсбергисе Дамбраускас писал так: «Этот человек, заболев манией величия, рвется в президенты любой ценой… Костелы стали агитационными пунктами Витаутаса Ландсбергиса. Большинство ксендзов культ Бога променяли на культ Ландсбергиса. Литва, видимо, никогда не имела такого политического Тартюфа, который сумел создать не только мощную партию «беретов», но и католических бюрократов привлечь на свою сторону.

Сколько вреда нанесла Литве негативная личность Витаутаса Ландсбергиса! Она не только расколола наше общество, но посеяло в нем зерна ненависти и недоверия к инакомыслящим. Урожай от них собираем поныне… Оказывается, власть ума не добавляет. Витаутас Ландсбергис, прорвавшись к корыту власти, быстро забыл то, что обещал. Он, вроде бы, вел своих сторонников за свободу литовского народа и социальную справедливость, а на деле создал блага лишь для своего клана.

…Итак, существуют две Литвы: одна, нагло захватившая власть под лозунгом «Заслужили жить лучше», заканчивает пускать на ветер экономические достижения советских времен, а трудовых людей обрекает на нищету. Жива и вторая Литва, ограбленная своими «суперпатриотами» и обреченная служить для повышения благосостояния паразитирующей Литвы».

Вышеприведенных цитат, казалось бы, достаточно для того, чтобы иметь представление о Ландсбергисе и ландсбергизме. Однако мнение одного, даже весьма уважаемого, человека явно недостаточно для того, чтобы сделать окончательный вывод о профессоре-музыковеде. Поэтому приведу мнение других бывших советских диссидентов и независимых литовских политиков. Одним из таких является Стасис Стунгурис (St. Stungurys, 1929-), активный участник антисоветского подполья в Литве. Он переводил запрещенные книги А. Солженицына и А. Сахарова и готовил статьи для подпольного журнала «Perspektyvos» (Перспективы).

Стунгурис считает Ландсбергиса несчастием для Литвы. «Сегодня уже многим ясно, что в процессе обретения Литвой независимости, г-на Витаутаса Ландсбергиса интересовал лишь один вопрос – его слава… Получается, что он один завоевал для нас независимость, он единственный в Литве достоин блистать в лучах этой славы. Моё мнение, Витаутас Ландсбергис был совершенно не готов для руководства государством. Он не разбирался в экономике и управлять страной не смог. Я уже не однажды писал, что приход Витаутаса Ландсбергиса в нашу историю – стало бедой всего Народа…» (Там же. С. 81-82).

4 декабря 2009 г. в интервью «Laisvаs laikraštis» («Свободная газета») Стунгурис заявил: «Приход Витаутаса Ландсбергиса в историю Литвы стал несчастьем для Народа. …Мы, борцы за свободу, диссиденты совершенно другим представляли будущее Родины. В Независимой Литве должно было создано правовое, демократическое государство, основанное на социал-демократических ценностях и идеологии, пропагандируемых Стяпанасом Кайрисом ещё в прошлом столетии. Очень хотелось бы, чтобы в нашей стране уважалась и развивалась настоящая социал-демократия, а не пародия на неё. …Поэтому я не раз говорил и могу повторить: Ландсбергис — несчастье нашего Народа»».

14 января 2014 г. Стунгурис в интервью той же газете дал оценку попыткам Ландсбергиса добиться пожизненной охраны, как если бы он в 1990-х годах являлся президентом ЛР. Стунгурис заметил, что: «Не Ландсбергиса следует охранять, но остерегаться его самого, так как он вызывает наибольшую смуту в Литве!».

Отмечу, что абсолютное большинство литовских диссидентов, прошедших советские тюрьмы и лагеря, не приняли постсоветскую Литву, созданную Ландсбергисом и его кликой. Например, известная в Литве бывшая советская диссидентка Нийоле Садунайте (N. Sadūnaitė, 1938-) не только критикует режим, царящий сегодня в Литве, но и помогает несправедливо приговоренному литовской Фемидой к пожизненному заключению гражданину России, бывшему рижскому омоновцу Константину Никулину. Садунайте поддерживала Константина своим присутствием в зале суда и переводит ему на тюремный счет часть своей скромной пенсии.

Н. Садунайте — человек несгибаемой веры в общечеловеческую справедливость. В 1975 г. она была приговорена Верховным судом Лит. ССР к 3 годам исправительно-трудовых работ и 3 годам ссылки в Сибирь за распространение запрещенной «Хроники Литовской католической церкви». Но это её только закалило. Садунайте была и осталась совестью Литвы, как советской, так и ландсбергистской. Низкий ей поклон за такую позицию.

Ситуацией в современной Литве недоволен даже бывший диссидент и председатель Лиги свободы Литвы Антанас Терляцкас (А. Terleckas, 1928-). 24 августа 2012 г. в 25-летнюю годовщину попытке проведения Лигой свободы Литвы первого несанкционированного антисоветского митинга против пакта Молотова — Риббентропа он заявил: «Литва выглядит плохо. На самом деле не за такую Литву мы боролись. Конечно, очень хорошо, что они (власти) не сажают, однако требуют разрешений на митинги… В советское время народ не был таким трусливым, как сейчас. Мы даже 16-ое февраля праздновали и Витис (герб буржуазной республики – В. Ш.) на моей стене висел, висела и карта Великого княжества Литовского. Пели литовский гимн, хотя наверху были агенты КГБ…».

Почему же бывшие борцы за независимость Литвы недовольны сложившейся в республике социально-экономической и общественно-политической ситуацией? Вновь процитирую С. Стунгуриса: «А что мы завоевали? Страшное социальное неравноправие, материальную нищету большинства людей, упадок духовных ценностей, культуры. Мне стыдно, что мы не смогли создать такую Литву, какую хотели…» («Laisvas laikraštis», 07.01.2012).

В этой связи следует упомянуть ещё одного бывшего диссидента Витаутаса Скуодиса (V. Skuodis, 1929-). В советский период он, будучи доктором естественных наук, являлся членом литовской Хельсинской группы и редактором подпольного журнала «Perspektyvos» («Перспективы»). По этой причине в 1980 г. его осудили на 12 лет лагерей, а в 1987 г. Скуодис был выслан из СССР в США. В постсоветской Литве он некоторое время возглавлял Центр изучения геноцида и сопротивления жителей Литвы. Однако трактовка Скуодисом партизанского сопротивления советской власти в Литве не устроила власть предержащих в республике и его бесцеремонно попросили освободить место.

Но Скуодис сумел подготовить 896-страничное исследование под названием «Melo, neapykantos ir šmeižto kronika. 1993-1997 metai» (Хроника лжи, ненависти и клеветы. 1993-1997 годы. /Vilnius: Gairės, 2007). Название книги Скуодиса красноречиво говорит о её содержании. Она посвящена разоблачению лжи, возведенной Ландсбергисом и его окружением в ранг государственной политики. Ценность книги в том, что в работе над ней Скуодис использовал стенограммы заседаний Сейма Литвы, отклики в прессе, выдержки из документов руководимого им Центра резистенции, которые позволили воссоздать практически документальную атмосферу, царящую в учреждениях постсоветской Литве.

Скуодис в своем исследовании пришел к выводу, что В. Ландсбергис является воплощением современного Тартюфа, окруженного корыстолюбцами, готовыми служить любому за приличное вознаграждение или возможность самим урвать это вознаграждение. Именно, благодаря таким сторонникам, Ландсбергис сумел создать в Литве пьедестал собственного величия. (Там же. С. 229).

Особого разговора заслуживает уже упомянутый Витаутас Петкявичюс, известный литовский писатель и политик, патриот Литвы и в то же время интернационалист. Усилиями и авторитетом Петкявичюса Литовское Движение за перестройку (ЛДП «Саюдис») в течение трех летних месяцев 1988 г. стало ведущей политической силой в Советской Литве. Но московским деятелям, прежде всего, секретарю ЦК КПСС Александру Яковлеву, не понравился слишком независимый лидер Движения, поэтому было принято решение заменить его на более «управляемого» и «проверенного» советского человека.

Таким посчитали преподавателя марксистко-ленинской эстетики Государственной консерватории и по совместительству многолетнего информатора КГБ Лит. ССР В. Ландсбергиса. В сентябре 1988 г. члены Бюро ЦК Компартии Литвы на сверхсекретном заседании согласились с предложением председателя КГБ Лит. ССР Эдуардаса Эйсмунтаса (E. Eismuntas) рекомендовать профессора-музыковеда лидером «Саюдиса».

Основные аргументы Эйсмунтаса в пользу Ландсбергиса были следующие: интеллигентен, незаметен, плохой оратор, связан с КГБ и поэтому будет легко управляем. Особо акцентировалось, что семья Ландсбергисов всегда стояла на «советских позициях», а его отец, архитектор Витаутас Жямкальнис оказал неоценимые услуги советской власти. Члены бюро ЦК КПЛ полагали, что с назначением Ландсбергиса «Саюдис» станет послушным орудием в руках КГБ и партийной элиты. Однако «проверенный» музыковед вскоре показал железную хватку и стальные зубы в борьбе за власть. Подробнее об этом ниже.

Мне известно, что Петкявичюс особо не переживал по поводу утраты статуса лидера «Саюдиса». Его волновало, что при Ландсбергисе Движение за перестройку кардинально изменило свою идеологическую и социальную направленность, став в руках профессора средством для его возвышения и орудием создания этнократического литовского государства. Поэтому Петкявичюс, покинув «Саюдис» в сентябре 1988 г., стремился раскрыть антинародную сущность Ландсбергиса и ландсбергизма.

Известно, что Петкявичюс учился в одной гимназии с будущим музыковедом, только классом старше. В период борьбы «Саюдиса» за независимость Литвы писатель обладал достоверной информацией обо всех интригах Ландсбергиса, как в Движении, так и в Литве. Следует не забывать, что в 1993-1996 гг. Петкявичюс был председателем Комитета Сейма Литвы по национальной безопасности, что позволяло ему быть информированным о том, что было скрыто для рядовых депутатов Сейма.

В августе 1990 г. в интервью журналу «Politika» (№12, 21-31 авг. 1990 г.) под красноречивым названием «Paklido tarp trijų pušų» («Заблудились меж трех сосен») писатель с горечью отметил: «Ландсбергис только несколько месяцев играет роль «Спасителя отечества», однако его игра уже стоила литовскому народу свыше миллиарда рублей, пока не запахло окончательным экономическим крахом».

Но главным оружием Петкявичюса против ландсбергизма стали три его последние книги, разоблачавшие суть этого губительного для Литвы явления. Первой увидела свет книга «Durnių laivaspolitinių veidų ir šaržų galerija» («Корабль дураков — галерея политических лиц и шаржей». /Vilnius. Politika, 2003/). Она создавалась писателем более 8 лет. Богатый материал Петкявичюс собрал, встречаясь с очевидцами. В июле 1993 г. и мне посчастливилось быть гостем у писателя и ночь напролет беседовать с Витаутасом Казевичем. Он умел задавать вопросы, умел и слушать собеседника. Пусть земля будет ему пухом, Господь дарует Царство небесное, а Литва по достоинству оценит то, что Петкявичюс сделал для неё.

В книге «Durnių laivas…» даётся уничтожающая характеристика представителей современной политической элиты Литвы, пришедшей к власти в марте 1990 г.. Книга в Литве выдержала 7 изданий, хотя власти настойчиво рекомендуют книжным магазинам не брать её на продажу. Она получила большой общественный резонанс, как в республике, так и за рубежом. Русский вариант книги «Durnių laivas…» в 2004 г. под названием «Корабль дураков» был издан в Калининграде (ФГУИПП «Янтар. сказ»).

Продолжением книги «Durnių laivas» стала книга «Durniškes» (Дурнишкес). Это название является производным от названия загородного поселка Турнишкес, где проживала и проживает высшая элита Литвы. Книга была издана в 2006 г. В ней Петкявичюс окончательно сорвал маски с носителей идеологии ландсбергизма в Литве.

Наряду с этим писатель показал тех людей, которыми Литва могла бы гордиться, но они оказались оклеветанными кланом Ландсбергиса и выброшены за рамки социально-политической жизни республики, как «предатели» литовского народа. Вот так примитивно, но эффективно клан Ландсбергиса расправляется со своими политическими оппонентами. Он их просто объявляет «врагами литовского народа». А далее в дело вступает подконтрольная пресса и толпа оголтелых сторонников Ландсбергиса.

Петкявичюс в книге ««Durniškes» вновь дал Ландсбергису безжалостную характеристику, не забыв его приспешников, называемых «ландсбургининки»: «…единственный на всю Литву профессор, музыкант, искусствовед, пророк. Сын божий, мессия, разрушивший иерихонскими трубами Советский Союз, даровавший красным вшам и местной собачьей своре независимость, граф, резистент № 1, русофоб № 10, преферансист КГБ, постоянно игравший с ним в мизер в счёт доносов, литовский Де Голль, рыцарь Вестфалии, крестоносец, собственник земли Марии, генерал «вязаных беретов», вечный почётный председатель, не совсем литовский литвак, Тятя-Папуля литовского народа В.В. фон Ландсбургас.

…Ландсбургининки, не успев прорваться во власть, начали невиданный раскол народа и противопоставление граждан Литвы одних другим. Внезапно появились «патриоты, враги народа, коллаборанты и красные вши». Воцарилась самозванная каста перевертышей, которая своей безграмотностью, глупостью и ленью объявила войну бывшему строю. Даже диссиденты, приведшие нас к независимости, были стравлены с резистентами, видишь ли, одни воевали, проливали кровь, а другие только воздух портили в тюрьмах.

Возродился культ одного ничтожества, опоздавший на пятьдесят лет, который писательница Ф. Тауните метко назвала «вечным насморком нашего народа». Но я к этому «мессии» не буду столь благосклонен – на самом деле это просто сопляк, пачкающий славное прошлое и победы нашего народа, которого поддерживает церковь и богомольные даватки…

В нынешней Литве возникла проблема личности В. Ландсбергиса. Добиваясь собственного авторитарного режима, он не считается ни с какими средствами. Обычно такие политики, сумевшие собрать вокруг себя сторонников подобных устремлений, представляют собой очень большую опасность для будущего страны и демократии. Особенно у нас, не имеющих демократических традиций. Нынешняя партия консерваторов стала опорой ландсбергистского авторитарного режима. Хуже всего то, что в обществе набирает силу ландсбергизм, который своей агрессивностью оттесняет в сторону более умеренные партии. Ландсбергизм — это политический винегрет с элементами нацизма и большевизма. Основная цель консерваторов — посеять в обществе страх и неуверенность в завтрашнем дне…».

Примечание. Тауните, говоря о «вечном насморке» имела в виду природную гнусавость речи Ландсбергиса. Даватки — это фанатичные богомолки, ханжи.

Завершающей книгой трилогии Петкявичюса стала книга «Prakeikteji ir patepteji». («Проклятые и помазанные»), изданная в 2008 г. Она вновь потрясла общественность Литвы своей откровенностью и точностью политических характеристик представленных в ней политических персонажей. Причем в ней писатель, наряду с разоблачением представителей клана Ландсбергиса вновь, как и в книге «Durniškes», отметил тех, кто мог бы обеспечить Литве достойное социально-экономическое развитие, но усилиями ландсбергистов оказался вытесненным из общественно-политических и социально-экономических процессов.

Свою оценку событий, происходивших в постсоветской Литве В. Петкявичюс регулярно представлял в интервью литовским СМИ. Знаковой является его пространная беседа с корреспондентом газеты «Обзор» (14.10.2002 г.) Альгирдасом Плукисом (A. Plukys). В ней писатель откровенно высказался о Ландсбергисе и Литве. По мнению Петкявичюса: «…Фамилия и личность этого человека стали той омерзительной индульгенцией, которую взяли на вооружение авантюристы и перевертыши, потерявшие не только гражданскую совесть и чувство ответственности, но и здравый ум. В Литве стало законом: делай все, что только тебе заблагорассудиться. Более вредного явления для возрождающейся Литвы не смогли придумать даже наши злейшие враги!».

В этом интервью В. Петкявичюс вспомнил о поездке с командующим Национальной гвардии США двухзвездочным генералом Р. Сейджером по Литве в 1994 г. Писатель тогда занимал пост председателя Комитета Сейма по национальной безопасности. «Едем по дорогам Литвы, а мимо мелькают разбитые и «разбомбленные» животноводческие фермы, машинно-тракторные мастерские. Генерал меня спрашивает: «Что, русские, отступая, все переломали и вывезли?». Что я мог ему ответить? Врать? Никоим образом. Отвечаю ему: «Нет, это мы сами все разворовали и разломали». Он задумался, помолчал и потом сказал: «В таком случае с вами лучше не иметь дел. Неужели подобное может сделать здравый человек». Оказывается, может».

Аналогичную оценку результатов правления Ландсбергиса дал известный литовский историк Людас Труска (L. Truska). Отвечая корреспонденту газеты «Экспресс-недели» (02.04.2011) об истоках нынешнего социально-экономического кризиса в Литве, он отметил: «Все началось гораздо раньше, когда в 1991-1992 годах, после восстановления Литовского государства, закладывались краеугольные камни литовской экономики. Тогда большинство в Верховном Совете Литвы составляло правое крыло «Саюдиса». Они пробыли у власти до осени 1992 года, успев разрушить колхозы, провести приватизацию основных предприятий и сельскохозяйственных земель. Когда же в 1992 году к власти пришла Демократическая партия Литвы во главе с Бразаускасом, основные законы уже были приняты, поменять их было невозможно».

Напомню, что соратник Петкявичюса по «Саюдису», философ А. Юозайтис уже в марте 1990 г. в статье «Историческая ошибка» («Lietuvos rytas», 15.03.1990) расценил избрание В. Ландсбергиса 11 марта 1990 г. Председателем ВС Литвы, как роковую историческую ошибку. Развитие событий в республике подтвердило его правоту. В июне 1990 г. Юозайтис в статье «Анатомия клики» назвал Ландсбергиса и его окружение «кликой», создавшую в республике чудовищную пирамиду власти во главе с «вождем нации» («Lietuvos rytas», 21.06.1991). Он тогда демонстративно вышел из «Саюдиса», заявив «Я перешел в оппозицию, потому что с таким «Саюдисом» надо было бороться». Этот факт был вынужден признать в своих воспоминаниях Ландсбергис.

В 2014 г. по имиджу «внешней литовскости и благопристойности» семейства Ландсбергисов нанесла мощный удар книга Руты Янутене (Rūtą Janutienę), признанная в Литве королевой журналистского расследования. Книга называлась «Dinastija. Landsbergių išgyvenimo istorija» («Династия. История выживания Ландсбергисов». /Vilnius: Nataiva, 2014). Интерес представляют подзаголовок этой книги. Он звучит весьма интригующе: «А был ли он агентом КГБ? Имеет ли виллу в Швейцарии? Не Сакалас Алоизас увёл у него первую любовь?».

Ландсбергис встретил эту книгу, скрипя зубами, но сделать ничего не мог. Она основана на документах, хранившихся в «Особой папке» бюро ЦК Компартии Литвы. В настоящее время эти документы находятся в Особом архиве Литвы (Lietuvos ypatingasis archyvas — LYA). Документы в ней позволяют утверждать, что Витаутас Ландсбергис являлся многолетним осведомителем КГБ Лит. ССР, а его отец Витаутас Жямкальнис-Ландсбергис был многолетним агентом НКВД-КГБ СССР.

Издав книгу «Dinastija…», посвящённую династии вечных коллаборантов фон Ландсбергов, Янутене совершила журналистский подвиг. Эта книга базирующаяся на архивных документах и свидетельствах, убедительно доказывает, что в советский период «династия Ландсбергов» жила в привилегированных тепличных условиях, а ландсбергис был активным советским коллаборантом.

Вот некоторые любопытные цитаты из ксерокопий документов, представленных в книге. Вот что писал студент Государственной консерватории В. Ландсбергис в автобиографии, приложенной к заявлению, вступая в феврале 1952 г. в комсомол. «В 1939 г. Вильнюс освободила Красная Армия…», «Красная Армия освободила Литву и меня с матерью…». О так называемой «советской оккупации» будущий профессор тогда не писал и был крайне лоялен к советской власти, иначе не совершил бы такую потрясающую карьеру. (Dinastija… С. 52, 146)

А вот цитата из протокола опроса временной комиссией Сейма Литвы по расследованию фактов сознательного сотрудничества со спецслужбами других государств Донатаса Абромайтиса (D. Abromaitis), бывшего начальника Клайпедского горотдела КГБ Лит. ССР. Тот сообщал, что «имел на связи 7-8 агентов. В их числе был и Ландсбергис» (Dinastija… С. 217).

Интересен пункт 5-ый протокола № 38 заседания бюро ЦК КП Литвы от 14 января 1980 г., размещенный на стр. 209 книги «Dinastija…». В нем говорится «О присвоении т. Ландсбергису В.В. почетного звания заслуженного деятеля искусств Литовской ССР». После одобрения ЦК КПЛ Президиум ВС Лит. ССР своим Указом присвоил профессору-музыковеду «За большие заслуги в развитии литовского советского музыковедения и активное участие в общественной жизни…» звание заслуженного деятеля искусств Литовской ССР.

Не менее любопытна выдержка из проекта Постановления Бюро ЦК КП Литвы от «_» марта 1973 г. «О присвоении т. Жямкальнису В.Г. почетного звания заслуженного архитектора Литовской ССР». Она размещена на стр. 45 книги. Это звание было присвоено литовскому архитектору и бывшему агенту НКВД и КГБ СССР, Жямкальнису-Ландсбергису, якобы за большие заслуги в области литовской советской архитектуры и в связи с 80-летием. Казалось бы, ничего особенного, если не знать, архитектор Жямкальнис В.Г. в 1941 г. был министром коммунального хозяйства в пронацистском Временном правительстве Литвы и после войны в СССР он был заочно приговорен к смертной казни. Ну, а в советской Литве архитектор проработал лишь 13 с небольшим лет.

Напомню, что в 1941 г. по проектам Жямкальниса в Литве были созданы гетто, в которых евреи ожидали расстрелов. В результате нацисты и их пособники, литовские националисты сумели уничтожить 94% всего еврейского населения республики (по одним данным 205 из 220 тысяч, по другим 225 из 240 тысяч. John K. Roth. The Holocaust Chronicle: A History in Words and Pictures, Publications International, Ltd. 2002).

Известно, что В. Жямкальнис с 1944 г. по 1959 г. работал в Германии и Австралии, выполняя роль советского Штирлица. Но в мае 1959 г. он внезапно вернулся в Литву. Утверждают, что бегство Жямкальниса из Австралии было вынужденным. В апреле 1954 г. 3-ий секретарь советского посольства в Канберре, по совместительству резидент советской разведки в Австралии Владимир Петров с женой (шифровальщицей) попросили политического убежища. К 1959 г. создалась реальная угроза выявления Жямкальниса, как агента КГБ СССР и тому пришлось «делать ноги».

Вернувшемуся в Литву Жямкальнису, по распоряжению из Москвы было предоставлено жильё не где-нибудь, а в режимном городе Каунасе, куда возвращенцам из-за рубежа и советских лагерей въезд был строжайше запрещен. Также известно, что по личному указанию Алексея Косыгина, тогдашнего Председателя Совмина СССР, Жямкальнису была возвращена вилла в дачном поселке Качергине под Каунасом, конфискованная в 1940 г.

Тем не менее, в 1988 г. тогдашний начинающий лидер «Саюдиса» Ландсбергис стал позиционировать своего отца Жямкальниса, как одного из первых борцов с советской властью. Так рождался миф о Ландсбергисах, как первых резистентах Литвы.

Книга Янутене «Dinastija…» появилась в Литве очень своевременно. К этому времени даже бывшие активные ландсбергисты стали понимать, куда Литву привела губительная политика музыковеда. Не случайно 10 марта 2014 г. бывшие депутаты Верховного Совета Литвы, подписанты Акта Независимости Литвы: З. Вайшвила, А. Бурачас, Б. Гензялис, Р. Гудайтис, Б. Леонавичюса Р. Озолас, Р. Пакальнис, В. Раджвила, Г. Сонгайла, К. Уока подписали Обращение к народу и Сейму Литвы.

В нём говорилось: «После восстановления независимости в Литве укрепился не демократичный, а антинародный номенклатурно-олигархический порядок. Власть полностью оторвалась от Народа и открыто подмяла закрепленный в Конституции Литовской Республики принцип суверенитета Народа. Власти Литвы сознательно уничтожают последние остатки независимости восстановленного Литовского государства. Их безответственная и преступная экономическая и социальная политика стала причиной массовой эмиграции, ставящую под угрозу само физическое существование народа…».

Это Обращение к Народу и Сейму основателей современного литовского государства власти предпочли не заметить. Но протестные настроения против Ландсбергиса не угасают. В феврале 2015 г. депутат Сейма Литвы, профессор Повиласа Гилиса (P. Gylis) сделал заявление литовской прессе. В нем он назвал В. Ландсбергиса «величайшим виновником раскола нации» и предложил тому отказаться от ежегодного «спектакля» с выступлением 16 февраля, как патриарха литовской независимости, провозглашённой 11 марта 1990 г., с балкона здания «Сигнаторов» (подписантов Акта Независимости 16 февраля 1918 г.).

Примечание. 16 февраля, дата провозглашения Независимости Литвы в 1918 г. Здание Сигнаторов­подписантов Акта 16.02.1918 г. находится в Вильнюсе, ул. Пилес, 26.

Гилис назвал Ландсбергиса «чемпионом в деле поиска врагов. Никто и никогда не находил столько внутренних и внешних врагов». Гилис предложил Ландсбергису, вместо очередного выступления 16 февраля с балкона, как «нормальному политику пойти в суд и доказать, что он не был членом сталинского комсомола, не преподавал марксизм и не имел кагэбистского псевдонима «Dėdulė». Сделать такие заявления Гилису позволила книга «Dinastija…».

Особо отмечу, что заявление П. Гилиса за исключением газеты «Karštas komentaras» («Горячий комментарий», http://www.komentaras.lt/naujienos/pries­vasario­16­aja­konservatoriu­patriarchui­%E2%80%93­seimo­nario­smugis?lang), никто в Литве не осмелился опубликовать. Это и есть ландсбергизм в действии.

21 декабря 2016 г, популярный литовский политик, еврокомиссар Витянис Повилас Андрюкайтис (V.Р. Andriukaitis) обратился к В. Ландсбергису с Открытым письмом по случаю рассмотрения Сеймом его кандидатуры на присвоение премии Свободы. В основу письма легли факты из книги «Dinastija…». И не потому, что Андрюкайтис не знал этого, а потому что книга Янутене, на которую Ландсбергис предпочел не реагировать, позволила Андрюкайтису публично назвать доселе известные, но тщательно умалчиваемые факты биографии музыковеда своими именами.

Андрюкайтис, родившийся в семье литовских ссыльных на берегу моря Лаптевых, но сохранивший объективную оценку советского периода, в своем Открытом письме на основе документов, представленных в книге «Dinastija…», дал предельно объективную характеристику прошлому Ландсбергиса, доказав, что тот был не Резистентом №1, а активным советским коллаборантом.

Тем не менее, профессор так и остался главным кандидатом на получение премии Свободы. Сейм Литвы не нашел в республике более достойных кандидатов на эту премию, нежели бывшие агенты КГБ Лит. ССР — В. Ландсбергис и его ставленник, бывший президент Литвы В. Адамкус (V. Adamkus). Это явное свидетельство силы клана Ландсбергиса. Ведь в Сейме Литвы, присудившим в 2016 г. профессору и его протеже Адамкусу премию Свободы ландсбергисты были в меньшинстве.

28 апреля 2017 г., Альгирдас Буткявичюс (А. Butkevičius), бывший в 2012-2016 гг. премьер-министром Литвы, являющийся в настоящее время председателем партии социал-демократов Литвы (бывшая КПЛ), в статье «Ar atsikratys konservatoriai priklausomibės nuo totalinio pykčio?» («Избавятся ли консерваторы зависимости от тотальной злости?»), опубликованной на «delfi.lt», высказал критическое пожелание в адрес партии консерваторов Ландсбергиса.

Буткявичюс отметил, что эта партия дождалась обновления. Её руководителем стал представитель династии Ландсбергисов – 34-летний Габриэлис, внук музыковеда. В этой связи Буткявичюс задал вопрос, откажется ли партия консерваторов от «тотальной злости и ненависти»? Он также задал риторический вопрос, откуда у консерваторов «кагэбистский менталитет, парторговская моралистическая дидактика, необъяснимая тяга к материальным ценностям и желание оглядываться на Вашингтон, как некогда на Москву»? Особо Буткявичюс отметил, что консерваторы, во главе с президентом Литвы Далей Грибаускайте (D. Grybauskaitė) привыкли познавать мир через призму секретных справок. Это, по мнению Буткявичюса, консерваторам дает себя знать их номенклатурная, точнее кагэбистская колыбель.

К этому добавлю суждения о литовских консерваторах литовского политолога Михаила Бугакова, опубликованные в газете «Karštas komentaras» (26.11.2012). Его статья называлась «Peizažas po konservatorių» («Пейзаж после консерваторов»). «Чем отличаются консерваторы от нормальных политиков? Некоторые нормальные политики могут стать консерваторами, но наши консерваторы никогда не станут нормальными политиками. Они всегда были и будут «военнопленными». Войны со всеми. С соседями, с внутренними и внешними врагами, с разными «зависимостями». С зависимостью человека от работы, от хлеба, от совести.

Они постоянно сражаются за «независимость». За экономическую, энергетическую, спортивную, моральную, избирательную и Бог знает ещё какую независимость. И в то же время они становятся всё более зависимыми от структурных фондов Европейского Союза. …Внутреннюю организацию и порядок своей партии, свой партийный менталитет они пытаются навязать всей стране. Литва консерваторов – это Литва страха, жадности, лжи, лицемерия и подозрительности».

Интересно мнение Валдаса Анеляускаса (V. Anelauskas), литовского националиста (так он себя позиционирует), ныне живущего в США. В советский период он являлся корреспондентом и в 1988 г. был выслан из советской Литвы в США. В 2012 г. Анеляускас, выступая в американском Литовском национальном центре, заявил: «Мы должны быть лояльны к Литве, литовскому народу и белой расе, что крайне важно, но это не означает, что следует быть лояльными к жестокому и нечеловеческому государству, существующему в сегодняшней Литве. Я никогда не соглашусь с тем, что это нынешнее государство есть литовское государство!».

30 мая 2017 г., давая интервью аналитическому порталу RuBaltic.Ru, Анеляускас заявил: «Если бы я проснулся после комы и прочитал, что творится в сегодняшней Литве, я бы не поверил. Что случилось с Литвой — уму непостижимо. Это катастрофа, геноцид.… Вот уже двадцать семь лет «ландсбергисты» пугают литовцев русскими, и в то же время они сами ведь больше всего и вредили Литве. За это время обманутый народ доведен до жалкого, унизительного состояния… Мне трудно себе представить большего врага литовского народа, чем теперешняя барышня-президент Даля Грибаускайте, бывшая когда-то ярой коммунисткой.

…И здесь хочу подчеркнуть, особо подчеркнуть, что я лично испытываю к власть имущим Литвы — «ландсбергистам» — такую большую ненависть, какой ни к кому и никогда в своей жизни не испытывал. Это они ведь превратили нашу родину-мать в злую мачеху, от которой многие тысячи литовцев вынуждены бежать, словно от войны или чумы.

…В Литве и Прибалтике в целом теперь ведь идеологии нет. Ни коммунизма, ни либерализма. Единственная «идеология» — «Россия — враг, Россия нападает». Если не было бы России, надо было бы Россию придумать. Что бы «ландсбергисты» без нее делали?».

Не менее жестки оценки ситуации в современной Литве, которые дает бывший ярый антисоветчик и русофоб Артурас Паулаускас (A. Paulauskas). В 1990-1995 гг. он занимал пост Генпрокурора Литвы, в 2000-2004 гг. являлся Председателем Сейма ЛР, а с апреля по июль 2004 г. исполнял обязанности Президента ЛР. В 2012-2016 г. Паулаускас был председателем Комитета по национальной безопасности Сейма ЛР. В этот период, наблюдая нарастающую в Литве русофобскую вакханалию, он в мае 2016 г. публично заявил:

«Мы можем придумать для себя всякие угрозы: русские, еще всякие остальные вокруг. Но самая большая угроза – наша социальная политика, то огромное расслоение, люди недовольны своей властью, они становятся недовольны и своим государством. Что они делают? Они покупают билет и уезжают за границу. Поэтому Литва уменьшается, Литва слабеет, как государство. Поэтому я спрашиваю, в экономической сфере, почему мы должны больше всех платить за газ? Потому, что мы не можем договориться с теми же русскими? Потому, что нам амбиции не позволяют?

Мне кажется, что вся энергетическая политика основана на таком принципе: не как лучше Литве или литовцу, но как хуже русскому. И мы платим самую высокую цену – за газ, за электричество, за нефть. Кто мы, почему мы такие? Что, мы очень богатые? Ведь вся эта цена потом переносится на товары. «Мы снова платим самую большую цену потому, что мы не хотим сотрудничать».

В политическом курсе современной Литвы разочаровался и Зигмас Вайшвила (Z. Vaišvila), бывший ярый сторонник независимости Литвы, один из подписантов Акта Независимости республики. Он с 13 января 1991 г. по июль 1992 г. занимал пост вице-премьера Правительства Литвы, одновременно с сентября 1991 г. по март 1992 г. являлся гендиректором Департамента государственной безопасности Литвы.

Последние 8 лет Вайшвила активно разоблачает коммунистическое прошлое нынешнего президента Литовской Республики (далее ЛР) Дали Грибаускайте, бывшего доцента Вильнюсской высшей партшколы и кадрового резервиста Отдела организационно-партийной работы ЦК КПСС. В итоге дело дошло до того, что в 2016 г. спецслужбы Литвы назвали Вайшвилу человеком, представляющим угрозу национальной безопасности.

16 июня 2017 г. в интервью аналитическому интернет-порталу RuBaltic.ru Вайшвила заявил: «Власть в стране узурпировал узкий круг лиц — так называемые элиты, которые отторгают всех, кто с ними не согласен. Тех же, кто не боится высказываться против проводимой ими политики, записывают во враги народа… Куда ни взглянешь, у нас всюду большие проблемы. Но свобода слова и преследование инакомыслящих, конечно, основная проблема. У нас идет «охота на ведьм».

Вайшвила отметил, что протестные настроения в Литве усиливаются. Раздаются призывы создать обновленный «Саюдис», который вернет в Литву демократические ценности и право людей на достойную жизнь и собственное мнение. Это заявление достаточно обоснованно, если его озвучивает литовский политик такого опыта и масштаба, как З. Вайшвила. При этом замечу, что, несмотря на его убийственные достоверные разоблачения, Грибаускайте, тем не менее, пока президент Литвы.

Поэтому полагать, что в ближайшее время власти тандема литовских консерваторов Ландсбергиса-Грибаускайте придет конец, нет оснований. Все 27 лет постсоветского периода ландсбергистские консерваторы умудряются или находиться у руля республики явно, или закулисно. Созданная ими политическая система раз за разом демонстрирует удивительную устойчивость.

Классическим примером эффективной тактики консерваторов стала победа их кандидата в Новильнясском избирательном округе на парламентских выборах 2016 г. Попутно напомню, что в октябре 1990 г. я в этом округе был избран депутатом Верховного Совета Литвы, несмотря на оголтелое противодействие клики Ландсбергиса. Она тогда, хотя и была у власти, но не успела заменить советский закон о выборах в парламент. Благодаря этому, будучи гражданином СССР, я получил возможность баллотироваться в депутаты ВС Литвы. Так как большинство избирателей в Нововильнясском округе были поляки и русские, которые связывали своё будущее с СССР, мне удалось победить на выборах, набрав более 72% голосов избирателей.

Но в 2016 г. ситуация изменилась. За 26 лет русофобская пропаганда изрядно промыла мозги избирателей Новой Вильни. Пришло новое поколение. Кандидатом в депутаты Сейма по этому округу консерваторы выставили ничем не примечательную 35-летнюю Монику Навицкене (M. Navickienė). Единственной её политической заслугой было то, что она являлась членом Президиума ландсбергистской партии «Союз отечества-Христанские демократы» (далее СО-ХД, бывшие консерваторы) и у неё сложились чрезвычайно дружеские отношения с молодым Ландсбергисом, ставшим председателем этой партии.

Оппонентом Навицкене был известный литовской политик левой ориентации Альгирдас Палецкис (А. Paleckis), литовский дипломат, бывший вице-мэр Вильнюса и бывший лидер Социалистического фронта Литвы. Он в 2010 г. посмел публично усомниться в официальной версии трагических январских событий 1991 г. Против Палецкиса немедленно завели уголовное дело по факту отрицания им советской агрессии в январе 1991 г., благо, что часть 1 к статье 170/2 УК ЛР, предусматривающая уголовное наказание за подобное, уже вступила в действие. В 2012 г. Вильнюсским окружным судом он был приговорен к уплате крупного денежного штрафа, а мог бы сесть в тюрьму на 2 года. Позицию Палецкиса, судя по комментариям к тогдашним статьям в литовских СМИ, поддержало немало граждан Литвы.

В первом туре Палецкис победил с небольшим перевесом (23,08% голосов против 22,99% у Навицкене). В ответ консерваторы начали настоящую вакханалию. Они сумели мобилизовать всех союзников на борьбу с «колорадом, совком, ватником и путинским легионером». Против Палецкиса в литовских СМИ была опубликована масса вымышленного «компромата». Дело дошло до того, что партия «Саюдис либералов Литвы» организовала бесперецедентную хулиганскую выходку. Перед корреспондентами популярного Первого Балтийского канала (ПБК) выступил хор мальчиков-либералов с мерзкой песней о Путине, пехотинцем которого якобы являлся Палецкис. В итоге избиратель в Новой Вильне дрогнул и в Сейм Литвы была избрана М. Навицкене.

Однако, осенью 2016 г. консерваторы в целом проиграли выборы в Сейм Литвы. Но по подходам к ряду актуальных вопросов они по-прежнему доминируют в парламенте. Это свидетельствует о том, что преодоление ландсбергизма в Литве будет не простым, болезненным и достаточно длительным процессом.

Столь подробное повествование о ландсбергизме и его последствиях для республики необходимо для того, чтобы читатель понял суть постсоветской Литвы. Дабы не возникали иллюзии, что с нынешними литовскими властями Россия сможет найти точки для взаимопонимания и взаимодействия. При этом хочу отметить, что современные литовские власти и литовский народ это не одно и тоже.

Сегодня в Литве господствует скрытая жесткая диктатура, которая давит на человека не только реальными сроками заключения за инакомыслие, но системой штрафов и общественной обструкции, которую организуют литовские СМИ по указке властей. В итоге республика внешне выглядит благопристойно, но, в ней процветает страшный и изощренный вид современного тоталитаризма, выдающий себя за демократию.

Об этом когда-то пел Владимир Высоцкий в песне «Правда и ложь»:

…И легковерная правда спокойно уснула,

Слюни пустила и разулыбалась во сне.

Грубая ложь на себя одеяло стянула,

В правду впилась — и осталась довольна вполне.

…Чистая правда божилась, клялась и рыдала,

Долго скиталась, болела, нуждалась в деньгах.

А грязная ложь чистокровную лошадь украла

И ускакала на длинных и тонких ногах…

Print Friendly, PDF & Email

Похожие записи

Оставить комментарий